Оккупация Болгарии Красной Армией — неоспоримый факт, и, несомненно, именно так об этом стоит говорить в учебниках истории, а не прятаться за эвфемизмами. Об этом сообщает болгарское СМИ «Факти» («Факты») и для подкрепления своих выводов приводит интервью с доктором исторических наук, председателем Государственного архивного агентства доцентом Михаилом Груевым. Далее полный текст статьи и интервью.

«9 сентября 1944 года, вскоре после вторжения Красной Армии в северную Болгарию, власть перешла к правительству Отечественного фронта — объединению левых партий, оппозиционных предыдущему режиму. Это событие стало судьбоносным для дальнейшей истории Болгарии, поскольку оно знаменует собой начало глубоких преобразований в общем развитии болгарского общества, которые привели к установлению сталинской модели социализма. 9 сентября — дата, изменившая современную историю нашей страны. Чтобы у Болгарии было будущее, необходимо критически оценить события прошлого, взглянуть правде в глаза.

Молодые болгары, с энтузиазмом изучающие историю своей родины, должны знать правду об этих событиях прошлого, оказывающих влияние на события настоящего. К сожалению, о неприятной части правды в учебниках не договаривают. По сей день важные болгарские документы, изъятые во время войны, находятся в российских архивах, и Москва отказывается их возвращать.

«Факти» связались с доктором исторических наук, доц. Михаилом Груевым, председателем Государственного архивного агентства, и поговорили с ним об истории, войне и украденной истории военных времен.

«Факти»: Г-н Груев, почему важные болгарские документы и архивы до сих пор продолжают находиться на территории Российской Федерации?

Михаил Груев: Чтобы гарантировать их сохранность в новых условиях, Государственная дума РФ приняла завернутый в красивую эвфемистическую оболочку закон «О культурных ценностях, перемещенных в результате Второй мировой войны». На практике Россия обязала саму себя не возвращать эти документы. Болгарские архивы составляют лишь незначительную часть от общего объема трофейных архивов, захваченных Красной Армией во время Второй мировой войны. По официальным данным, в России хранится 56 километров архивных полок с трофейными документами. Эта цифра действительно впечатляет. Для сравнения: в настоящее время объем болгарских архивов составляет 93 километра.

Некоторые документы, захваченные Красной Армией, ранее были захвачены нацистами на оккупированных территориях Западной Европы. Повторно захваченные архивы Франции, Бельгии, Голландии и других стран и по сей день остаются в России.

— Включены ли в эти цифры похищенные произведения искусства?

— Произведения искусства хранились при другом режиме и в других учреждениях, но они также находились под охраной государства. Что касается болгарских документов, то мы не можем точно сказать, сколько их, поскольку они не включены в опись. Мы знаем, что они были погружены в мешки, есть сведения о том, что мешков было 130, и в 1945 году они были вывезены из порта в городе Лом (второй по значению болгарский порт на Дунае — прим. пер). Но все ли это вывезенные из Болгарии документы, и что именно содержится в 130 мешках, никто сказать не может. Мы попадаем в заколдованный круг, потому что не можем претендовать на то, о чем не можем с уверенностью знать, что оно действительно там есть. А российская сторона говорит только об определенных документах, которыми она владеет. Это документы болгарской политической полиции до 1944 года, документы контрольной комиссии, следящей за возмещением ущерба по Нёйискому договору, документы штаба армии и Совета министров. Говоря о болгарских трофейных документах, Россия официально признает только эти.

— Предпринимались ли в последние годы попытки вернуть часть этих документов?

— За последние десять лет было несколько таких попыток. Моя последняя попытка состоялась три года назад во время моего визита в Москву. Мы приобрели копию документов Союзной контрольной комиссии, следящей за возмещением ущерба по Нёйискому договору, но это не особо ценные документы. Фактически, эти документы нам предложила российская сторона. На нашу последнюю просьбу получить копию документов Комитета госбезопасности, политической полиции до 1944 нам до сих пор не ответили. Отказ России — это их принципиальная позиция, у них нет оснований — ни по политическим, ни по сентиментальным причинам — делать исключения.

— Вступление Красной Армии на болгарскую территорию — это освобождение или оккупация?

— Конечно же, оккупация. Так ее определяла советская военная комендатура, установившаяся в Болгарии. Кроме того, Соглашение о перемирии от 28 октября 1944 года на практике представляет собой соглашение об оккупации страны. В этом нет никаких сомнений.

— Почему тогда в учебниках по истории не используют слово «оккупация»?

— Действительно, это слово не используется, но как еще назвать то, что одна страна ввела свою армию на территорию другой страны и оставила ее там на три года… Официально по Парижскому договору советские войска должны были покинуть нашу страну в декабре 1947 года, т.е. они почти три года (с сентября 1944 года) находились на территории Болгарии как советские оккупационные власти. Конечно, они находились здесь с согласия оставшихся победителей войны, США и Великобритании. Но это была часть глобальной «сделки», заключенной сначала в Тегеране, а затем в Ялте, в результате чего Болгария попала под советское влияние. И не только Болгария, но и другие страны Восточной Европы, оккупированные Красной Армией.

— Увидим ли мы когда-нибудь на страницах учебника истории слово «оккупация» или это табуированная тема?

— По моему глубокому убеждению, детям следует преподносить факты такими, какими они есть, и давать возможность самим делать выводы. Оккупация Болгарии Красной Армией — неоспоримый факт, и, несомненно, именно так об этом стоит говорить в учебниках истории, а не прятаться за эвфемизмами, как это делают с российскими трофейными архивами, «культурными ценностями, перемещенными в результате Второй мировой войны».

— В 1941 году, когда войска Гитлера приближались к Дунаю с севера, у болгарского царя было два варианта: или подвергнуть страну оккупации, или стать союзником. Был ли у Болгарии выбор?

— Выбора практически не было. Вы правы — Германия могла войти в страну либо как оккупант, либо как союзник. В конце концов, болгарский царь и правительство выбрали путь союзничества, т.е. Болгария присоединилась к Тройственному пакту, заключенному 1 марта 1941 года, сохранив при этом некоторый суверенитет и право на самостоятельное принятие решений. Конечно, это право было очень ограничено, но надо сказать, что Болгария не отправляла войска на восточный фронт, а также не депортировала своих евреев. Болгария вела себя как союзник, стиснутый в насильственных объятиях. Наша страна была вынуждена идти на серьезные компромиссы, участвуя в оккупации Греции и Югославии вместе с немцами и итальянцами и объявляя войну Великобритании и США. Правительство громко заявляло, что это чисто символическая война, акт солидарности, но когда начались англо-американские бомбардировки, стало понятно, что война вполне реальна. В истории нет символических войн.

— В последнем номере журнала The Economist была опубликована статья о соглашении между Болгарией и Гитлером (от 1938 года) о депортации болгарских сельскохозяйственных рабочих. После 1945 года многие из них вернулись в Болгарию и были казнены новым правительством по обвинению в сотрудничестве с Рейхом. Есть ли информация о числе жертв?

— Я не могу сказать, сколько точно было убито, поскольку вопрос об общем количестве жертв коммунистического режима в Болгарии остается открытым. Но соглашение о вывозе сельскохозяйственных рабочих действительно существует. Немецкая экономика остро нуждалась в такой рабочей силе. Более того, с конца XIX века болгары широко славились своими садами — от Румынии до Австрии. Во времена Третьего рейха болгарские садовники в Чехии и Австрии так или иначе стали подданными Германии. Для многих это был шанс получить работу и улучшить свое материальное положение. Действительно, некоторые из них после 9 сентября преследовались за сотрудничество с немцами, хотя болгарские садовники с таким же успехом могли работать, например, в Англии, если бы у них была такая возможность.

Михаил Груев — доцент, доктор исторических наук, выпускник и преподаватель Софийского университета им. Св. Климента Охридского, приглашенный лектор в университетах Мюнхена, Саарбрюккена, Белграда и др. Автор монографий и исследований, посвященных процессу возрождения Болгарии, коллективизации болгарского села и коммунистической элите. Владеет немецким, английским и русским языком. Председатель Государственного архивного агентства с 2015 года».

Источник: «Факти»

Поиск недвижимости в Болгарии

 

 

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Оккупировала не раз.))) Когда освобождала Болгарию от Турецкого Блага, например.Сейчас так пишут.)) Молодёжь должна помнить так же , что Болгария была союзницей Гитлера. И СССР имел полное право просто стереть Болгарию с карты Европы. Вместо этого «оккупанты» прирастили её территорию. Правда — она для всех правда.

  2. Болгары, ваш Миша Гуреев — сущий вражина! Не удивлюсь, если такую ересь пишет на гранты дедушки Сороса, гореть ему ярким пламенем! Ищите, читайте и учите правду не у них, а в настоящих источниках. Удачи!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.