Компания “Лукойл Болгария” приостановила в суде отзыв у неё 22 апреля 2013 года лицензии по эксплуатированию таможенных складов для своей продукции. Судебное заседание состоялось 23 апреля, наблюдатели отмечают, что Административный суд в Софии молниеносно принял такое решение.

Премьер временного правительства Марин Райков назвал всё происходящее “микродрамой”.

“Достигнутое вчера согласие между Тановым (руководитель таможни – ред.) и Златевым (руководитель “Лукойл Болгария” – ред.) о том, что в быстром порядке будет осуществлена проверка и установлена достоверность данных Златева, что все измерительные устройства на месте и функционируют в соответствии с требованиями”, – пояснил Марин Райков и добавил, – “Я верю гарантиям господина Златева”.

“Считаю, что на данном этапе ситуация с контролем очень чувствительная. С одной стороны, защищаем интересы государства, уважение к закону, с другой – нельзя допустить прекращение поставок бензина на АЗС, в особенности, перед праздниками и в выборные дни”, – растолковал свою позицию премьер.

В то же время, руководитель агентства “Таможня” Ваньо Танов заявил, что страной управляют иностранные олигархи. А руководитель “Лукойл Болгария” Валентин Златев ответил, что руководство таможни из личных целей продолжает свой “крестовый поход” против крупнейшей в стране компании, дабы без всяких на то оснований нанести удар по её престижу.

tOAcrxDB[1]

Источник: “Фокус”, “Дневник”

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Мы дня не проживем без драки;
    И из чего? Спасибо господам:
    Ни голодно, ни тесно нам!
    Притом же, право, стыдно:
    Пес дружества слывет примером с давних дней.
    А дружбы между псов, как будто меж людей,
    Почти совсем не видно». —
    «Явим же в ней пример мы в наши времена, —
    Вскричал Полкан: — дай лапу!» — «Вот она!»
    И новые друзья ну обниматься,
    Ну целоваться;
    Не знают с радости, к кому и приравняться:
    «Орест мой!» — «Мой Пилад!»* Прочь свары*,
    зависть, злость!
    Тут повар, на беду, из кухни кинул кость.
    Вот новые друзья к ней взапуски несутся:
    Где делся и совет и лад?
    С Пиладом мой Орест грызутся, —
    Лишь только клочья вверх летят;
    Насилу наконец их розлили водою.
    Свет полон дружбою такою.
    Про нынешних друзей льзя* молвить, не греша.
    Что в дружбе все они едва ль не одинаки:
    Послушать — кажется, одна у них душа, —
    А только кинь им кость, так что твои собаки!

  2. продолжим, пожалуй , серию про искусство, как то источник вдохновения не только для тех кто это увидит, но и кто мысленно хотел бы там побывать. Любителей клубники, просим отойти в сторону, а то обидитесь, будем рассказывать о возвышенном.
    » Впервые Музеи Ватикана показывают в России лучшую часть своей коллекции – шедевры XII–XVIII веков. И впервые Пинакотека привезла 42 произведения из 460 – десятую часть коллекции. В 2017 году Третьяковка покажет в Ватикане одни из лучших шедевров русского религиозного искусства. Этот культурный обмен должен выявить, насколько близки европейская и русская живопись.

    Вся экспозиция заняла три зала Инженерного корпуса. Центральным произведением были выбраны две небольшие гризайльные (монохромные) работы, входившие в композицию алтаря Бальони в церкви Сан Франческо аль Прато в Перудже. «Вера» – женская фигура с потиром (религиозный атрибут) в руке, окруженная путти или, по-другому, маленькими ангелами. У них в руках находятся монограммы – инициалы Иисуса. А Милосердие – это мать, обнимающая младенцев. Путти справа держит на плечах котел с огнем – античный символ мира, отсылающий к истории Олимпийских игр. Такая связь с античностью для художников Возрождения и более поздних эпох небыла случайностью: даже в христианском религиозном искусстве мастера находили параллели с культурой древних римлян и греков.

    Третьим алтарным изображением был образ «Надежды».

  3. следующая картина:
    Микеланджело Меризи, прозванный Караваджо «Положение во гроб», около 1603–1604
    Самая значимая и, наверное, известная работа на выставке – «Положение во гроб» Караваджо. Художник стал главным новатором своего поколения. ярко освещенные фигуры его героев прорывают окружающую тьму, что создает невероятный эмоциональный драматический накал в каждом произведении. Иконография сюжета «Положение во гроб» очень необычна: никогда еще эту сцену не изображали в таком ракурсе.

    Интересно, что Караваджо никогда не изображал своих святых в нимбах, как это было принято: его моделями были бедняки и бродяги, которых он находил на улицах и в трактирах, а не профессиональные натурщики. Зато их лица всегда выражали то, что было нужно художнику, все тяготы и жизни отражались в их крупных чертах, глубоких морщинах или взъерошенных волосах. Караваджо никогда не допускал случайных деталей: кажется, рука Христа свободна и опущена, а жест пальцев – случаен. Тем не менее, зритель видит именно три пальца, что указывает на то, что Христос проведет во Гробе три дня.

  4. мне так грустно без, наверно люблю, скучаю, может и боюсь потерять переписку

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.